- miniszterelnok.hu - https://miniszterelnok.hu/%d0%b2%d1%8b%d1%81%d1%82%d1%83%d0%bf%d0%bb%d0%b5%d0%bd%d0%b8%d0%b5-%d0%b2%d0%b8%d0%ba%d1%82%d0%be%d1%80%d0%b0-%d0%be%d1%80%d0%b1%d0%b0%d0%bd%d0%b0-%d1%81-%d0%be%d1%86%d0%b5%d0%bd%d0%ba%d0%be%d0%b9/ -

Выступление Виктора Орбана с оценкой года

Добрый день, уважаемый господин председатель парламента! Уважаемые дамы и господа!

Давно не виделись, приятно наконец снова встретиться. Год назад наша обычная встреча на состоялась из-за эпидемии коронавируса. Поэтому трудно воспротивиться соблазну предаться радости встречи, хотя мы сегодня должны поговорить о серьёзных делах, в конце концов, уже через пятьдесят дней выборы.

Когда готовишься к оценке прошедшего года страны, ты всегда должен понимать две вещи: кто ты, и о чём ты хочешь говорить. Пока это ни разу не создавало проблем для нашего общества. Да и мне также, ведь после шестнадцати лет, проведённых в оппозиции и шестнадцати лет, проведённых в правительстве, с пятью детьми и пятью внуками за спиной уже действительно пора понять, кто же ты. Мы, собравшиеся здесь, разные люди, но у нас есть общая черта: мы венгры, и наша общая страсть – Венгрия. Но сейчас, однако, мы неожиданно узнали от левых сил, что мы в этом ошибаемся: на самом деле мы – грибы. Грибы, которые удерживаются во тьме, и кормятся навозом. Узнали, также, что мы, будучи, к тому же, провинциалами и деревенщиной, не способны даже кроссворд решить, и – по мнению левых – с 10 утра уже пьяные и с промытыми мозгами. Узнали, также, что если мы фидесовцы, то мы несомненно извращенцы. Также узнали от левых, что в Фидесе есть и евреи, хотя и мало. Узнали, также, что геев зато знатное множество. Левые силы высчитали: евреев слишком мало, а геев слишком много. Загадка, как это они высчитали. Я задумался о высказываниях левых, и пришёл к тому, что с грибами могу согласиться. Потому, что столько чепухи нагородить получится только объевшись грибов. Хотя может быть, это – стратегия, новая политическая стратегия. Кровно оскорблять людей, издеваться над людьми с ограниченными возможностями, пинать жителей регионов, угрожать пенсионерам и презрительно относиться к женщинам. С незапамятным времён никто так с венграми не говорил. Даже не верится своим ушам. А если это стратегия, то это мировое изобретение. Де Голль всё-таки прав: говорить может каждый, а лидер знает, когда молчать. Как бы то ни было: несподручно – не чуточку, а очень. Даже нам, потому, что левые силы, какими бы они были, они всё равно являются частью нации, как злой рок в Гимне. Но им ещё более неловко. Хорн Дюла перевернулся в гробу, Меддьеши не успевает отводить глаз, а СДС-овцы переминаются с ноги на ногу. Только Дюрчаню и Байнаи не стыдно, ведь, в конечном счёте, именно они досаждают нам всем этим шоу. Они зарядили это представление на авансцене, чтобы незаметно было – на самом деле они готовятся к возвращению: руководители наиболее коррумпированного правительства Венгрии – Дюрчань и Байнаи, укреплённые экспертом по грибам. Вот вам и великая команда, заявившаяся на управление Венгрией. Вот вам и предложение левых сил Венгрии. Даже не знаешь, смеяться или плакать.

Ну, сейчас остался лишь один вопрос, дорогие Друзья: о чём же я буду сегодня говорить. Возвращается ребёнок с церковной службы. «Что было?» – спрашивают родители. «Ну, как обычно. Батюшка проповедовал». «О чём?» «О грехе.» «Ну, и что сказал?» «Он был против.» Вот и я так со своим спичем. Сегодня и я: как обычно – Венгрия должна двигаться вперёд, а не назад. Ну, что же такое вперёд и назад? Вроде бы всё просто, но, что же такое вперёд и назад? Вот об этом я и буду сегодня говорить.

Уважаемые дамы и господа!

Вы сами пережили те тяжёлые два года, которые уже позади. Пандемия, волны переселения народов, энергетический кризис, вспышки брюссельского имперского гнева, остужающее дыхание холодной войны на шее и тревожная тень войны над Центральной и Восточной Европой. В таких условиях нам пришлось организовать защиту от коронавируса. В таких условиях пришлось перезапустить экономику, восполнить недостающие рабочие места, оказать поддержку и содействие молодёжи, семьям и пожилым людям. Говорят, хорошего понемногу, а тут задач хоть пруд пруди. Благодарность всем, кто выполнял этот сверхчеловеческий труд: врачам, медперсоналу больниц и скорой помощи, организаторам прививочных кампаний, сотрудникам оперативного штаба! Благодарность господину президенту Яношу Адер и его супруге за помощь детям, осиротевшим во время эпидемии. Благодарим, господин президент, благодарим и за это!

Друзья!

Такая пандемия, обрушивающаяся из неоткуда – испытание на прочность, своеобразный стресс-тест. Мы все попадаем под давление. Под опрессовку попадает как политика, так и экономика государств. Как вы видели, венгерское государство не ударило лицом в грязь. Парламент продолжал заседать, предоставил правительству место для манёвров и инструменты для успешной защиты, в то же время, держал ситуацию под контролем Санитарно-эпидемические организации, больницы, столь часто недостойно уничижённое и недооценённое венгерское здравоохранение показало себя с превосходной стороны, государственное управление, полиция и армия работали согласованно, быстро, дисциплинированно. Правительство оставалось единым и спокойным, т.е. дееспособность страны ни на минуту не была в опасности, таким образом, новый конституционный порядок управления государством, введённый в 2011 г., оправдал себя. В Европе одно за другим пали правительства, разваливались коалиции, непредсказуемо менялись правила, и правоохранительным органам приходилось усмирять тысячи демонстрантов. Доверие людей медленно, но уверенно испарялось. У нас ничего подобного не происходило. У нас удалось сохранить и даже укрепить общественное доверие, потому что, по мнению большинства людей, Венгрия правильно защищалась. Несомненно, следует видеть полную правду, которая заключается в том, что на Венгрию напал не только вирус, но и левые силы, в надежде свергнуть правительство. Когда требовалась строгая изоляция, они требовали всё открыть, а когда можно было открывать, они требовали локдаун, трубили о диктатуре, организовывали зарубежные акции дискредитации, распространяли липовые видео, фейковые новости и панические слухи.

Друзья!

Это серьёзная безответственность или даже более того. Не следует бояться резких слов. Во время смертельной пандемии воспользоваться страхом миллионов семей для свержения правительства – действие, которое не оправдает ни один суд. А оба суда наступят: первый – 3 апреля, а второй – по предначертанию Господа.

Уважаемые дамы и господа!

Начиная с 2010 г. мы провели не только реорганизацию государства, но и построили новую венгерскую экономику. Она сейчас тоже сдавала экзамен. В 2010 г. мы решили вместо пособия обеспечить людей работой. Кто хочет работать, тот получит работу. Несмотря на эпидемию, со времён смены строя никогда столько людей не работало, это более, чем на один миллион трудящихся больше, чем во времена правительства Дюрчаня. К тому же работают не как попало, ведь мы должны производить конкурентоспособные товары и услуги, которые можно продать на международных рынках. Это жизненно важный вопрос, потому, что мы построили экономику для их продажи за рубеж, т.е. опирающуюся на экспорт. В прошлом году удалось побить очередной жёсткий рекорд. Объём экспорта Венгрии в стоимостном значении вырос до 119 миллиардов евро. Вот представьте себе, что по численности населения мы занимаем 95-е место в мире, а по объёму экспорта – 34-е. А по стоимостному объёму экспорта на душу населения – мы на 27 месте. Прочувствуйте это.

В 2010 г. мы решили обеспечить доминирование венгерской собственности в ключевых отраслях. Поэтому мы понизили до 50 процентов долю зарубежного капитала в банковской сфере, в СМИ и в энергетическом секторе. Хочу всем напомнить: вначале эта доля составляла 60 процентов в банковской сфере, 66 процентов в СМИ, и 71 процент в энергетике, но в настоящее время везде преобладала венгерская собственность. Во время эпидемии коронавируса – и это немало, – нам удалось удержать взятое в венгерские руки, и мы даже продолжили возвращение ключевых предприятий, на этот раз дело дошло до оператора природного газа и электроэнергии в Затисайском регионе. Куруцские территории уже освободили, на очереди – Паннония. Несмотря на кризис, мы продолжили и даже нарастили инвестиции венгерского капитала за рубежом. Может, вы помните о том, что мы уже раньше решили, что какой объём прибыли вывезут из Венгрии иностранные предприятия, работающие у нас, столько прибыли должны вернуть на Родину венгерские компании, работающие за рубежом. Так и только так можно содержать венгерскую экономику в состоянии равновесия. До него, правда, ещё далеко, но мы не развернулись и во время эпидемии, следовали вперёд, а не назад. «МОЛ» расширяется, уже и в Польше купил 417 заправок. «ОТП» присутствует во всех балканских странах. Венгерское предприятие получило заказ на установку системы дорожных сборов в 270-миллионной Индонезии. В Чехии Венгерское электрическое предприятие «МВМ» снабжает энергией 1 миллион 600 тысяч потребителей. Но уже работает комплекс переработки птицы во Вьетнаме, предприятие по производству комбикормов и завод битумной мастики в России, венгерская телекоммуникационная компания в Албании и Черногории. Вперёд, Венгрия!

Это немало, но я крупнейшим успехом венгерской экономики в период кризиса считаю то, что в период эпидемии даже семьям не пришлось ударить по тормозам. Более того, мы освободили от налогов молодёжь младше 25 лет, семьи уже получили возврат части налога, и на днях была доставлена тринадцатая пенсия. Тринадцатую пенсию я считаю не столько экономическим подвигом, сколько настоящей репарацией. Мы возвращаем то, что забрало правительство Дюрчаня-Байнаи. Кто-то сломал, а кто-то построил. Стране пришлось работать 12 лет, чтобы искупить исторический грех левых сил. Цените. Зарубежные венгры тоже ощутили, что мы едины не только в хорошую погоду, но и во время беды. Мы продолжили поддержку их программ, для венгров, проживающих вдоль наших границ уже построили 170 детских садов, и 790 обновили. Вперёд, венгры!

И, как это было всегда начиная с 2010 г., мы и во время эпидемии следовали собственным путём, для перезапуска экономики воспользовались не брюссельским лечением, а рецептом Матолчи-Варга, мы не давили на тормоза, не прятались в убежище, а смело шли на обгон на повороте. Мы рисковали. Риск был немалым, но знаете, по правде, риск никогда не бывает малым. В экономической политике любители готовых рецептов рано или поздно, но всегда оказываются в хвосте. Это как езда на велосипеде. Не крутишь – упадёшь. Ну, мы не упали. В 2021 г. мы уже выросли на 7 процентов, и в полной мере отработали спад, наступивший из-за эпидемии. Дамы и господа, какой бы сухой не казалась оценка года, следует поговорить и на языке цифр. Государственный долг удалось удержать ниже 80 процентов, а к концу года доведём до 77 процентов. В то же время государственный долг Франции вырос до 115, испанцев – до 120, а итальянцев – до 154 процентов. И наступил момент, на который мало кто рассчитывал, я, например точно нет: государственный долг Австрии превысил венгерский. Несмотря на эпидемию, минимальная зарплата в 2022 г. вырастет на 20 процентов, а налоги на труд сократили на 4 процента. Нам удалось оформить общенациональное соглашение, включающее в себя профсоюзы, работодателей, правительство и одобривший соглашение парламент. Ну конечно же, без левых сил, которые не голосовали ни за что. Прошу вас в день выборов вспомнить, что левые силы не проголосовали за закон о коронавирусе, ставший основой для защиты. Не проголосовали за кредитный мораторий. Не проголосовали за повышение минимальной зарплаты. Не проголосовали за возвращение части налога семьям. Не проголосовали за освобождение от налогов молодёжи младше 25 лет. И не проголосовали также за сокращение налогов. Надеюсь, что на выборах и избиратели не проголосуют за них. Прошу вас вспомнить, насколько иной путь избрало себе правительство Дюрчаня-Байнаи. Они пятятся назад. Забрали тринадцатую пенсию, забрали месячную зарплату, один год пособия по уходу за детьми, свернули программу доступного жилья, отменили семейную налоговую льготу, здравоохранение сделали платным, вдвое увеличили цену на электричество, втрое – на бытовой газ. Но отольются кошке мышкины слёзки: 3 апреля вы сможете им предъявить счёт. В общем, с должной скромностью, но с самоуверенностью можем заявить, что мы не отказались от своих целей и во время эпидемии, поэтому Венгрия выходит из нынешнего кризиса крепче, чем вошла.

Уважаемые дамы и господа!

Что касается будущего, нас встречают нелёгкие вопросы. Будет ли война? Будут ли деньги? Будет ли новая эпидемия? Будет ли новая волна мигрантов?

Будет ли война? Сейчас все говорят об этом. Ситуация мрачная и хрупкая. Вы тоже знаете карту – Венгрия окружена нестабильными регионами: Западные Балканы и Украина. На Балканах сидят и крутые парни: Соединённые Штаты, Европейский Союз, Россия и турки. И всё это вдоль наших границ. Не забудьте, Босния в 70 километрах от южных границ Венгрии, и уже 665 венгерских солдат базируется на Балканах. Рецепт мира и спокойствия на Балканах прост: быстрое членство в ЕС, компромисс с Сербией и евросоюзный план Маршалла. Жаль, что там всё не так. Венгрия за прошедшие годы окрепла. Поэтому я и говорю вам, что мы не будем терпеть сложа руки, пока неправильная великодержавная политика наносит ущерб по соседству. Ни Берлин, ни Брюссель не должен вести балканскую политику против венгров, но также – без венгров. Мы не будем соглашаться с брюссельскими решениями, противоречащими интересам Венгрии. А в интересах Венгрии – мир, экономическое развитие и введение региона в состав Европейского Союза. И речи не может быть о санкциях, о карающей политике, о поучениях или о других проявлениях великодержавной надменности. Надо говорить не о Балканах, а с Балканами, и действовать вместе с ними. На Балканах, всё как всегда, и на этот раз бесконечно запутано, но несомненно возможно устраивающее всех мирное урегулирование. Более насущным, однако, является конфликт России и Украины. Интересы Венгрии и в этом случае ясны. Прежде всего, следует избежать войны. Это не только в интересах гуманности, но и в интересах Венгрии. Подумайте сами: в случае войны к нам направится стотысячный, а то и миллионный поток беженцев, и это вмиг перерисует политическую и экономическую обстановку в Венгрии. Вспомните, в девяностые годы с бывших югославских земель к нам пришли несколько десятков тысяч человек, но и с ними было непросто. Из Украины к нам бы пришло намного больше людей, к тому же без надежды на возвращение. Мы работаем ради мира, но соответствующие государственные органы, естественно, уже приступили к подготовке. Мы располагаем соответствующим сценарием и планом действий и на случай войны.

Дамы и господа!

Вследствие масштабов, военного и экономического потенциала страны мы неспособны оказать решающего или хотя бы неигнорируемого влияния на отношения Европейского Союза, Запада и России. Но это не причина опускать руки. Мы играем открытыми картами, и никогда не скрывали, что считаем стратегию Брюсселя ошибочной, а антироссийские санкции – тупиком. Я убеждён, что без экономического сотрудничества с Россией Европа и дальше будет малокровной и бледной. Отказываться от экономического сотрудничества, полностью уступать огромные экономические возможности Китаю – стратегическая ошибка. Но за прошедшие годы и мне пришлось осознать, что мы не способны изменить внешнеполитический курс Европейского Союза, поэтому вместо лишних препираний разработали и применили венгерскую модель. Мы члены НАТО и Европейского Союза, в то же время поддерживаем уравновешенные политические и экономические отношения с Россией. Венгерский пример показывает, что это возможно.

Дамы и господа!

Война – холодная ли, горячая ли, – напряжённость и конфликты между Востоком и Западом, до сих пор приносили странам Центральной Европы, в том числе Венгрии лишь беду, страдания и тяжёлый урон. Понятно, что мы не хотим второй раз вступать в эту реку. Поэтому я и взялся провести миссию мира в Москве. Лёд замороженных отношений надо растопить, надо расчистить дорогу для переговоров. Венгрия не обладает атомным ледоколом, но кирка-то точно найдётся, и иногда достаточно и одной трещины, чтобы на поверхность просочился здравый разум. В интересах всех нас, что нынче европейские руководители зачастили в Москву. Мы-то, венгры конечно усвоили, что безопасность – вопрос не дружбы, а силы. Из этого следуют две вещи. Прежде всего: между Венгрией и Россией должна оставаться территория надлежащей ширины и глубины. Сегодня это – Украина, чья независимость и жизнеспособность поэтому – поэтому! – в прямых интересах Венгрии. Второе. Военная мощь Европы должна быть хотя бы соизмеримой с российской; пока это не так, о безопасности европейских народов решение будем принимать не мы, европейцы, а американцы и русские. Поэтому Венгрия поддерживает формирование европейских военных возможностей и совместных оборонных сил. Под эгидой этого мы приступили к развитию современной венгерской армии и связанной с ней военной промышленности. Переломный момент, к сожалению, ещё не наступил. Военную промышленность ещё следует связать с экономикой, подключить к ней университеты, исследовательские институты и инновационные парки, и – несомненно – нужна молодёжь, готовая служить, и если надо – защитить Родину. Выплаченное на днях пособие военнослужащим хотя и выражает наше уважение и серьёзное признание общества, но только его ещё мало. Нам ещё многое предстоит сделать. Мы нуждаемся в собственной силе, в своей национальной армии. Никто, ни один наш союзник не будет свою жизнь ставить на карту ради Венгрии, вместо венгров. Членство в НАТО, конечно, хорошо, но нет такого союзника в мире, кто защитит нашу Родину вместо нас. Наряду с нами, вместе с нами – может быть, но точно не вместо нас. Если мы недостаточно сильны, тогда и Венгрия не может быть в безопасности. Клинт Иствуд уяснил: если вблизи оружие, тогда лучше, если оно в наших руках.

Уважаемые дамы и господа!

Будут ли деньги? Железная леди сказала: проблема социалистов в том, что у них постоянно кончаются чужие деньги. И действительно так: сперва высокими налогами отбирают деньги у тех, кто их заработал, потом их быстро тратят, поэтому приходится брать кредиты, которые они хотят возвращать за счёт денег, снова отбираемых у людей ещё более высокими налогами. В конце концов и налоги и долг взлетают до небес, а экономика, рухнувшая от чрезмерной нагрузки оказывается на земле. Безработица, затягивание ремня, гора долгов, МВФ, нет денег. Когда правят левые силы, тогда нет денег. У их песни всегда такой припев. В настоящее время, однако, в развитие вложили несколько тысяч миллиардов, число бедных и объём бедности сокращается, а средний класс крепнет. Сегодня минимальная зарплата выше средней зарплаты при правительстве Дюрчаня-Байнаи, то есть деньги имеются, и если мы сможем продолжить управление, тогда они и будут. Например, на развитие регионов мы потратим в три раза больше, чем до сих пор. В экономике, основанной на работе, деньги образуются из работы. Налоги низкие, доходы растут, люди покупают и инвестируют, стоит работать. Оркестр мог бы сыграть туш, если бы европейские экономики не прохуделись от инфляции, другими словами от повышения цен, что – как знаем – выкачивает деньги. В Соединённых Штатах инфляция достигла своего 40-летнего максимума – 7,5 процентов, а есть евросоюзные государства, в которых инфляция уже перевалила за 10 процентов. У нас ситуация была бы аналогичной, если бы мы постоянно не защищали семьи. Чрезвычайная ситуация потребовала чрезвычайных мер, поэтому мы не сидели сложа руки, когда цены разогнались, а заморозили четыре позиции: коммунальной платы, цен на топливо, кредитных процентов и цен на продукты питания. Тридцать лет не было такого в Венгрии. Дела обстоят так, что сейчас у нас самая низкая плата за электричество в Евросоюзе, а стоимость бытового газа – третья самая низкая. Сокращение коммунальных расходов оправдало себя, Франция и Испания перенимают наш опыт. Стоимость топлива у нас – пятая самая низкая. Мы платим 480 форинтов, без заморозки цена бы уже вовсю перевалила за 500 форинтов. Заморозка цен оправдала себя и в этом секторе, поэтому мы её продлили на дальнейшие три месяца. Заморозка кредитных процентов защитит семьи с ипотекой, а заморозка цен на продукты питания поможет всем, особенно малоимущим.

Дамы и господа!

Сокращение коммунальных расходов уменьшает инфляцию на 1,5 процента, заморозка цен на топливо – на полпроцента, заморозка цен на продукты питания – на 0,9 процента. В соответствии со свежим, недавно опубликованным докладом Евросоюза, инфляция в Венгрии в этом году составит 5,4, а в следующем году 3,6 процента; уровень повышения зарплаты в разы превысит это, и так и будет впредь. Одним словом, деньги будут, потому что Венгрия и в будущем будет работать. Пособия для семей сохраним и даже расширим. Мы и дальше считаем, что рождение ребёнка не должно создавать финансовые трудности, а его следует поддержать благоприятными материальными условиями. Будут дети, будут деньги, и защитим семьи. Вот это и есть вперёд!

Дамы и господа!

Но в случае инфляции есть одна загвоздка, лежачий полицейский. Она зовётся: Брюссель. Они либерализовали рынки природного газа и электроэнергии, но не разработали и не ввели правил, компенсирующих резкие колебания. Таким образом они отдали Европу на растерзание финансовым спекулянтам. Это большая ошибка, так как цены за энергию дают 50 процентов инфляции. Мы вступили в неравную схватку ради признания Брюсселем атомной энергии и природного газа отвечающими принципам устойчивого развития. В конце концов мы добились успеха, но потеряли много времени, и брюссельские бюрократы уже упустили возможность влиять на формирование цен. Их шаги были недостаточными и запоздалыми, которые не способны решить сложившийся кризис. Поэтому высокие цены на энергию – по нынешнему состоянию дел – ещё годами останутся с нами. К счастью, а точнее благодаря напористости и решительности Петера Сийярто мы вовремя заключили с русскими хороший договор о поставках газа. Но в Брюсселе, Друзья мои, беды не заканчиваются, а плодятся. Вместо спасательного жилета мы получили на шею камень, т.к. во всей Европе хотят обложить штрафным налогом владельцев квартир и автомашин. Абсурдно, что наряду с высокими ценами, странам-членам приходится бороться ещё и с Брюсселем. Пора уже заявить: План Брюсселя о борьбе с разрушением климата за счёт высоких цен на энергию – провалился. Провалился, потому, что разоряет европейских предпринимателей и европейские семьи. Тупик. Нужен новый план!

Уважаемые дамы и господа!

Посмотрим, будут ли в дальнейшем новые эпидемии. Нынешний мир должен осознать, что наряду с эпохой великих переселений, наступила и эпоха эпидемий. Эпидемия разрослась и охватила всю Землю, требовала человеческих жертв, напала на рабочие места и блокировала мировую экономику. Нас тоже не обошла стороной, но мы, хотя бы, проснулись одними из первых. Из всех европейских стран впервые у нас был создан оперативный штаб. Мы среди первых стали покупать аппараты ИВЛ, и готовить больницы к размещению эпидемических больных. Среди первых приобрели необходимые вакцины, среди первых привили почти половину населения, и среди первых перезапустили страну. Вроде бы, основные трудности позади. По ходу, мы провели серьёзную реорганизацию в мире больниц. Привели в порядок зарплаты врачей, упразднили денежные подарки врачам, разделили частное и государственное медицинское обеспечение, и всё это на основании договора с палатой врачей – мирно, в согласии, в середине пандемии. Благодарю за это! Мы уже во время эпидемии приступили к развитию отечественной индустрии здравоохранения. Мы уже сами производим то, в чём нуждаемся или что может понадобиться во время новой эпидемии: маски, аппараты ИВЛ, медицинские изделия. Самым крупным начинанием, конечно, является завод по изготовлению вакцины в Дебрецене, стоимостью 55 миллиардов форинтов, будет введён в эксплуатацию к концу года.

Друзья!

Никто не может гарантировать, что в рамках глобальной экономики, сплетённой из миллионов нитей, не разразятся новые эпидемии. Можем, однако, гарантировать, что венгерское здравоохранение и фармацевтическая промышленность, если понадобится, встретит новые эпидемии во всеоружии.

Уважаемые дамы и господа!

И наконец, ожидается ли новая волна мигрантов на наших границах? Не просто ожидается, она уже появилась. Ежедневно несколько сотен человек пытается насильственным путём проникнуть на территорию Венгрии. В прошлом году их было 122 тысячи, в январе этого года уже 12 тысяч. Некоторое время мы надеялись, я тоже, что если быстро перекрыть границы, то и мигранты поймут, что им не стоит пытаться проникнуть в Венгрию. Не поняли. Причина этого в том, что хотим мы этого или нет, осознаём или нет, но Венгрия снова, как и в прежние времена является пограничной крепостью внутренних европейских, в основном немецких территорий, куда мигранты и направляются. Жизнь пограничных гарнизонов никогда не была лёгкой. До сих пор мы потратили более 600 миллиардов форинтов на защиту границ. 600 миллиардов форинтов! До миграционного кризиса мы могли эту кучу денег вложить в экономику или просто раздать семьям. Сегодня их надо тратить на защиту. Хуняди у стен Белграда остановил армию султана, а мы остановили армию Сороса на южных границах. Но именно на примере Белграда мы осознаём и то, что одного победного сражения не достаточно, и из Белграда легко можно попасть в Мохач. Защита границ требует постоянной готовности, упорства и стойкости. Тяжкий, очень тяжкий труд. К тому же, надо постоянно держать ушки на макушке, потому что и в Брюсселе нельзя быть уверенным. Там собираются агенты Джорджа Сороса, иуды, готовые на всё ради тридцати серебряников, сборище грамотеев, экспертов и советников, считающих национальные государства врагами, или хотя бы пережитками старины, и конечно же волки глобального капитала, унюхивающие деньги во всём, в том числе и в миграции. Они предпринимают все усилия, чтобы заставить нас принять это нашествие, заполонение Европы как естественное состояние, как неизбежную историческую необходимость. В некоторых странах они добились своего. Итальянская граница дырявая, как дуршлаг. Голова французов едва виднеется над водой. А немцы, по простоте душевной, объявили себя страной мигрантов. Афганистан бросили, в Африке огромный избыток населения, его волны в любой момент способны перекинуться через Средиземное море. Христианская Европа попала в большую беду из-за собственных внутренних слабостей и силы ударов извне. Как видится, да я и сам так вижу, христианство латинского обряда уже не способно продержаться на собственных ногах в Европе. Без союза с православием, с восточным христианством, мы вряд ли переживём последующие десятилетия. Ceterum censeo, Европа нуждается в балканских народах.

Друзья!

Прошу вас учесть, что венгерские оборонительные линии остаются на границах только пока мы в правительстве. Команда Дюрчаня однозначно дала знать: «Мигранты никого не трогают, за одно-два поколения сами станут венграми, поэтому важно, чтобы прибывающие к нам чувствовали себя хорошо». Если дать возможность брюссельским бюрократам протолкнуть в правительство одновременно смехотворных и опасных участников Дюрчань-шоу, то границы откроются. И если они раз впустят мигрантов, то повернуть это вспять уже не удастся. Построят здесь такое открытое общество, что и наши внуки будут стонать от него, если вообще останутся здесь.

Уважаемые дамы и господа!

Стоит поговорить о том, почему мы говорим на разных языках – мы и Брюссель, вернее западноевропейская интеллигентская каста, мир экспертов, разработчиков политики и запевал общественного мнения. Потому, что мы говорим на разных языках, это несомненно. Мы иное считаем ценной европейской традицией, по-иному думаем о будущем наций, национальных государств, по-иному о глобализации, и сейчас уже по-иному думаем о семье, и даже дошли до того, что думаем по-иному о бинарной структуре общества, опирающегося на мужчин и женщин. И по этой причине, и именно по ней, мы неизбежно представляем и желаем иное будущее себе и нашим детям. Хочу однозначно заявить, что по этому вопросу мы не отступим ни на шаг. 3 апреля, мы защитим своих детей с помощью референдума; отец мужчина, мать женщина, а наших детей оставьте в покое!

Я не мечтаю получить у них сочувствия, но дело в том, что я работаю с ними тридцать лет, и я считаю, это моё личное наблюдение, что основу различий составляет то, что мы совершенно по-другому пережили, а потому и трактовали окончание холодной войны, чем они – западные страны, не оккупированные Советским Союзом, включая Америку. Вот где собака зарыта. Дело в том, что они не жили в диктатуре, а свободу – как говорил Мараи, – получили в наследство. А мы жили в диктатуре, и свободу не получили, а завоевали. Мы не умаляем вклад западных, но для нас ясно как божий день, что холодную войну выиграли мы, то есть поляки, чехи, венгры, немцы, болгары, румыны, эстонцы, латыши, литовцы. Мы все знаем, что холодную войну выиграл антикоммунизм и национальная идея тем, что восстановили национальные государства. Мы считаем, что нация победила класс, вера в Бога – атеизм, а частная собственность – социалистическую государственную собственность. А они думают о чём-то совсем другом. Они считают, что это их либеральная демократия победила коммунизм. В центре их мышления ни тогда, ни сейчас не стояли и не стоят национальные государства, а глобальный мир, который управляется глобальными корпорациями, учреждениями и сетями, и который скреплён всемирными торговыми и техно-коммуникационными сетями. Поэтому они откровенно считают своим героем Джорджа Сороса, но и мелочь тоже пригодится. Поэтому мы и не можем договориться по вопросам о правовом государстве и о демократии. Как известно, мы живём в конституционном правовом государстве, что однозначно указано в Основном законе и им же охраняется. Для них правовое государство – лишь инструмент, с помощью которого они могут перемесить нас по своему подобию. Поэтому их и не интересуют факты, а тем более наши аргументы. Они сейчас ведут священную войну – джихад правового государства. А против джихада, Друзья мои, слова редко помогают. Сейчас надо показать силу, пусть начнётся же реконкиста! Аналогичная ситуация с демократией. Они видят демонтаж, ослабление демократии, а мы – свою повседневную жизнь. Вместе с выборами, референдумом, ядовитой левой прессой и острыми политическими спорами. Они подобны женщине во фрейдистском анекдоте, которая убегает от страшного привидения. Когда привидение догоняет женщину, она слабым голосом спрашивает: «Чего вы хотите от меня?» А привидение говорит: «Я чего хочу? Это ведь вы видите меня в своём сне!» Вот так дела и обстоят, и признаюсь, нам не хочется стать такими, как они, и они также вряд ли захотят походить на нас. Нет смысла скрывать различия. Этот диалог неминуемо должен состояться в западном мире. Диалог, конечно, важен, но не самый важный. Важнее – хотим ли мы остаться вместе. Особенно здесь, в Европе, так как у Европейского Союза только в том случае будет будущее, если нам удастся остаться вместе несмотря на всё более растущее культурное отчуждение. Со своей стороны мы хотим сохранить Европейский Союз. Поэтому и выходили на Брюссель и Берлин с предложениями по толерантности. Мы не ожидаем, что они проникнутся ими, на общеевропейском уровне станут применять венгерскую политику в сфере мигрантов, в сфере семьи или венгерскую внешнюю и национальную политику, но и им ни к чему требовать от нас перенятия их политики. Нет иного решения, только терпимость. Только так можно найти общий путь, а ведь и Евросоюз должен двигаться вперёд, а не назад.

Уважаемые дамы и господа!

Вот так вот обстоят наши дела в конце зимы 2022 г., за пятьдесят дней до выборов. Видим, что ставка выборов огромная, для венгров это вопрос жизни или смерти. Хотя так бы хотелось простых выборов, без жизни или смерти, а просто для выбора хорошего правительства! Увы, это пока не доступно. Эти выборы пока что о том, что Дюрчань с Байнаи хотят вернуться. Вчера Ференц Дюрчань уже заявил, что они готовы вернуться. А если он вернётся, то и нас вернёт туда, где мы уже раз побывали, и куда меньше всего хотим вернуться. Вспомним, каким разочарованием стало для жителей столицы новое левое руководство Будапешта. Спустя девять, проведённых в оппозиции, лет они получили возможность показать, на что способны. К тому же правительство развивает столицу не в пример регионам. Тем не менее – хаос, грязь, бомжи и пробки, коррупция, некомпетентные руководители, чванство и лень. Люди Дюрчаня сели за кассу, а Байнаи втихаря управляет системой откатов. И для этого хватило два года запоротого левого управления. Всем ясно: они идут назад, а не вперёд. Правда, в солнечную погоду и при попутном ветре даже пьяный шкипер может управлять судном. А в безветрие достаточно, если ты высокий, худой и любишь долго спать. Но при сильных порывах ветра, приближающейся буре, поверьте, нужен опытный моряк. И может наша кожа обветрена, лицо морщинистое, рукопожатие грубоватое, стиль общения не всегда соответствует придворному, да и движения не такие плавные, как у балерины, но наша страсть – море, мы больше всего на свете любим свой корабль, за который мы в ответе. Знаем волны и уважаем море. Повидали огромные бури, рулили в бурный ветер, и самое главное: знаем, куда хотим плыть. Так и написано передо мной: вперёд, а не назад!

Друзья!

Левые силы начали нас кормить очередной чушью, что те, кто сейчас присоединится к ним, смогут оставить за спиной свою прежнюю жизнь, как ученики Христа – рыбацкие лодки. Ну, это уже не первый левый выдвиженец на роль Мессии. Как мне помнится, Ференц Дюрчань начинал так же. Мне, однако, он напоминает телевизионного целителя и экстрасенса, обещающего излечение, но на самом деле продающего свой ДВД по акции три в одном. И после того, как ты поверил во всю эту его чепуху, купил все его печатные издания, он смоется с твоими деньгами на Багамы, а ты останешься неизлеченный, с пустыми карманами и кучей бестолковых ДВД.

Друзья!

В четвёртый раз с 2010 г. хотят нам продать сказку изменившихся и обновившихся, организованных и реорганизованных левых сил. Я уверен, что желудок венгров и в четвёртый раз отреагирует соответственно. Признаюсь, я надеюсь на то, что какими бы стойкими ни были эти коммунисты с их классовой борьбой, какой бы развитой техникой клонирования не располагали, если мы их победим, они не смогут напечатать столько миниФеренцев, чтобы ещё раз собраться с силами. Противника мы знаем. Парашютистов дяди Джорджа мы уже знаем по имени. Брюссель не впервые бросает на борьбу с нами своих наёмников, и мы знаем, как их распугать. Сейчас, однако, надо заниматься не ими, а своим лагерем. Друзья, мы ещё никогда не были такими сильными, хорошо организованными и решительными, как сейчас. Закатаем же рукава и поставим точку в конце этого дела. По сёдлам, кампания началась, пора и нам выехать.

Ждите нас через пятьдесят дней, справа! Господь выше всего, Венгрия прежде всего! Вперёд, Венгрия, вперёд, венгры!