- miniszterelnok.hu - https://miniszterelnok.hu/%d0%b2%d0%bc%d0%b5%d1%81%d1%82%d0%b5-%d1%81%d0%bd%d0%be%d0%b2%d0%b0-%d0%bf%d0%be%d0%bb%d1%83%d1%87%d0%b8%d1%82%d1%81%d1%8f%d1%80/ -

Вместе снова получитсяр

Перед осенним политическим сезоном

Тушнадфюрдё нет. И Кётче тоже нет [места проведения ежегодных выездных мероприятий консервативных гражданских сил – прим. переводчика]. Нет и транзита. А вот эпидемия – есть. Вирус такжесократил количество летних встреч рабочих групп по политическому мышлению. А ведь было бы о чем подумать и что обсудить. Разбирать эти темы подобным образом едва ли было бы возможно в рамках парламентских потасовок и кратких заметок в современнойкоммуникации. Так что вместо устной формы остается письменная, вместо выступлений – эссе.

Иллиберальный, христианско-демократический, консервативный, либеральный

Наша борьба за интеллектуальный суверенитет и интеллектуальную свободу, начатая нами много лет назад в Тушнадфюрдё, постепенно приносит свои плоды. Русло восстания против политическойкорректности, то есть диктата «либерастических» доктрин, способов выражения и стиля, становится все шире и шире. Растет число тех, кто все смелее и смелее освобождаются из колодок удушающе узкого,единственно правильного способа говорить, единственно правильной концепции демократии, единственно правильной интерпретации Европы и Запада. Попытка побега уже и сама по себе непроста, велик риск наказания. Исключение из академической жизни, потеря работы, стигматизация, публичный позор и гонения в университете, «прогон через строй», – такие примеры постепенно становятся обычным явлением. Но даже если нам удастся преодолеть хорошо оплачиваемых и работающих с точностью часового механизмапограничников-«либералишек», нам все равно придется иметь дело с укоренившимися рефлексами даже вполне благонамеренной аудитории. Несмотря на изощренность рассуждений, немца передергивает от похвалы национализму, даже если она была написана профессором Хазони из Иерусалима. И каким бы бархатным тоном мы ни говорили обиллиберальной демократии, это звучит ужасно для ушей немцев и англосаксов. По крайней мере сегодня.

Однако русло восстания против либерального интеллектуального угнетения не только расширяется, но и становится глубже. Появляется все больше и больше убедительных эссе, основательных исследований и монографий, которые нельзя игнорировать. Даже если в брюссельском пузыре в этом не признаются, мы уже видим, что король голый. Доктрина «демократия может быть только либеральной», неприкосновенный идол, огромный фетиш пал, нам просто нужно дождаться, пока осядет поднятое облако пыли, и тогда мы не толькобудем знать, но и увидим это. Кажется, что консервативные и христианско-демократические партии, политические движения могут освободиться из жизненно опасных объятий либералов. «Нет нелиберальной демократии», – и подобные высказывания сейчас заносятся в книгу политической чепухи, невзирая на то, насколько высоко находится место, откуда эти слова исходят. Консервативные политические мыслители, наконец, набрались смелости, чтобы обосновать, с элегантностью лучших математических доказательств, что либерализм и консерватизм представляют собой две противоположные позиции в политической теории. Они показали, что аргументы тех, кто хочет запихнуть консерватизм под большой зонтик либерализма, ошибочны. Те, кто утверждает, что разделение властей, гражданские и политические свободы, защита частной собственности и ограниченное управление, то есть верховенство закона, могут быть представлены только в идейных рамках либерализма и могут быть осуществленытолько средствами либеральной демократии, заблуждаются – будем придерживаться этой мягкой формулировки. Конечно, нам известнывенгры, которые и раньше могли решить этот ребус, но осознали, насколько приятнее собирать в Брюсселе признательные похлопывания по плечам в сопровождении нежных улыбок тепленьких либеральных салонов, чем прозябать дома, как паршивая овца, в Будапеште. Небольшое тошнотворное ощущение даже и не кажется такой большой ценой. Хотя сегодня по температуре, обстановке и элегантности салоны Центральной Европы все меньше и меньше уступают западным, не говоря уже о кухне. Скоро начнется потихоньку возвращение. Как в былые времена из Москвы.

Сегодняшнее смешение консерватизма и либерализма можно возвестик тому факту, что в великих битвах против тоталитаризма консерваторы и либералы отложили в сторону свои существенные и тогда ещеочевидные различия. Они отложили их в сторону и заключили союз против общего врага. Союз против нацизма и коммунизма, нацистов и коммунистов. Борьба была продолжительная, она имела вековой масштаб, и степень запутанности мыслей, аргументов и основоположений союзников стала очевидной лишь тогда, когда этот союз утратил свое значение с падением Берлинской стены – на западе,и уходом советских войск – на востоке.

Политики, журналисты и даже ученые легко чередуют консервативные и либеральные идеи и понятия. Долгое время, слишком долгое, около двух десятилетий казалось, что в этом нет ничего плохого, даже если это в интеллектуальном плане неточно и расплывчато, никакогосерьезного ущерба от этого не возникало. Так думали и англосаксонские консерваторы и европейские христианские демократы. Однако сейчас ситуация изменилась. Дела приняли серьезный оборот. То, что раньше казалось незначительным интеллектуальным дефектом, плохой осанкой, терпимым отклонением, теперь мешает нам ясно разбираться в важных вопросах. Эта неточность затемняет тот факт, что самым большим вызовом и противником консерваторов и христианских демократов сегодня снова являются либерализм и либералы. Принципы христианско-демократического и либерального мышления диаметрально противоположны, и в центре «прицела» либеральных атак находится все то, что для нас наиболее важно, краеугольные камни желаемого нами политического порядка, сердцевина консервативно-христианско-демократической традиции – нация, , семья, религиозные традиции.

Осознание того, что если так будет продолжаться и дальше, тохристианско-консервативные силы будут способствовать ослаблению наций, искоренению религиозных традиций, а также унижению и насмешке над семьей; здесь, в Центральной Европе, поднялось до уровня публичной и государственной политики. Именно здесь загорелся красный свет, здесь мы дернули стоп-кран, и здесь, в первую очередь в Польше и Венгрии, мы забили в набат. Здесь было достаточно сил, чтобы оттащить от края пропасти Европейскую народную партию – европейский политический родной дом христианских демократов и консерваторов. Здесь было достаточно жизненного инстинкта и силы голоса, чтобы заявить, что мы не можем рисковать будущим европейской христианской демократии даже ради пусть весьмапонятного требования Германии, чтобы брюссельский рисунокпартийной коалиции совпадал с берлинским, так как это самый простой способ создать гармонию между двумя центрами силы.

Так что, если христианские демократы войдут в коалицию с левыми в Берлине, так же следует поступить и Европейской народной партии,ЕНП, в Европарламенте. Если мы пойдем по этому пути, то после выборов в Германии мы так же сможем познакомиться с «прелестями»коалиции ЕНП и зеленых, как это уже «пробуют на вкус» в лаборатории в Вене.

В Центральной Европе, однако, против идеи такого извращения восстает не только хороший вкус, но и здравый смысл. Различия между либеральной и христианско-демократической политической теорией важны не только в мире университетских кафедр. Это также имеет серьезные практические политические последствия.

Либералы, исходя из философских соображений, восходящих к Канту, которые здесь подробно описываться не будут, считают, что все страны, включая и те, которые сегодня управляются по иной системе, чемлиберальные демократии, должны быть принуждены к принятию этойформы правления. Христианские демократы, с другой стороны, отвергают такую внешнюю политику, потому что убеждены, что разныеобщества объединены, в них поддерживается мир не одним и тем жеспособом, и, как недавно показала арабская весна, либеральная демократия может принести крах и хаос – больше вреда, чем пользы. Вот почему мы и болеем за победу Дональда Трампа – потому что мы хорошо осведомлены о внешней политике правительств американскойДемократической партии, политике, основанной на моральном империализме. Хотя и принудительно, но мы попробовали ее на вкус. Невкусно, добавки не нужно.

Наши понимания политики также находятся в непримиримом противостоянии по тому вопросу, который в Брюсселе элегантнопринято называть субсидиарностью. По мнению либералов было бы хорошо передать как можно больше национальных правительственных полномочий международным организациям. Вот почему они вежливо бьют в ладоши, вот почему на зрение опускается пелена, и сердце бьется быстрее, когда любой международной организации дается новая компетенция, задача и, конечно же, «кони и оружие», т. е. новые средства, поскольку таким образом получают поощрение и признаниеуниверсальные идеи, европейские ценности, универсальные права человека.

Однако «пенообразование» энтузиазма христианских демократов «контролируется», их реакция сдержана, потому что они видят, что такие организации неизбежно склонны к произволу, склонны называть rule of law [верховенством закона] то, что попросту является rule of blackmail [верховенством шантажа], они уязвимы для сетевых попыток вторжения Сороса, и если приходится выбирать между гражданами отдельно взятых национальных сообществ и «большими шишками» глобального капитала, в конце концов, они всегда выбирают последних. Граждане европейских стран быстро осознали, что сегодняшние европейские институты служат не им, а интересам лиц типа Джорджа Сороса. Они отказываются принять за чистую монету утверждение Брюсселя, будтофинансовый спекулянт, который обогащается обанкротив других, шастает по коридорам Брюсселя, чтобы предложить свою бескорыстную помощь Европе.

Либеральные и консервативные политики сталкиваются и даже ведут борьбу не на жизнь, а на смерть по поводу вопроса о миграции. По мнению либерастов, нет причин опасаться масштабной иммиграции и даже массового наплыва мигрантов, даже если национальные и религиозные традиции незваных гостей сильно отличаются от нашихили даже противопоставлены им. Терроризм, преступность, антисемитизм, параллельный социальный порядок – это всего лишь временные неполадки, возможно, родовые муки дивного нового мира, который вот-вот должен увидеть свет. Однако лагерь консерваторов-христианских демократов отвергает социальные и человеческие эксперименты с неопределенными результатами, поскольку считает, что риск хронической межкультурной напряженности и насилия неприемлемо высок. Не игнорируя законы математики, трудно не увидеть факт медленного, но верного, более того, ускоряющегося изменения состава населения.

Есть также непримиримые различия в образовательной политике. Консерваторы говорят, что нужно сосредоточиться на характерных национальных традициях, а цель образования – чтобы наши дети сталипатриотами, которые могут продолжить наши устоявшиеся традиции. Христианские демократы ожидают еще и того, чтобы школы укрепилиполовую идентичность детей, полученную ими при рождении и определенную Создателем, чтобы помочь девочкам стать славнымиженщинами, достойными уважения, а мальчикам – стать мужчинами, способными обеспечить безопасность и поддержку своим семьям. Школы должны защищать идеалы и ценности семьи и держать гендерную идеологию и пропаганду «радуги» подальше от несовершеннолетних. В глазах либералов все это предстает в лучшем случае мрачным средневековьем, а в худшем – клерикал-фашизмом, ведь цель школьного образования не может быть иной, чем как привестиребенка к самому себе, дать ему возможность реализовать себя, познакомить его с красотами универсального политического порядка иради этого лишить его всех слоев традиций, которые осели на него из жизней его прадедов, дедов и родителей.

Либералы также думают – и по какой-то загадочной причине защищают самым остервенелым образом именно это –, что для справедливого и морально обоснованного управления государством достаточно иметь универсальный здравый смысл, и нет необходимости в абсолютных ценностях, полученных через Божье откровение, и также ненужной считают религиозную, библейскую традицию, выросшую из этого откровения. Более того, необходимо построить разделительную стену между церковью и властью, необходимо выдавить влияние религии из мира общественной жизни. Вряд ли знает венгерский читатель всюшироту и глубину этой дискуссии и отчаянные битвы, связанные с ней, которыми пронизана вся западная цивилизация. Он думает, что это всего лишь удел венгров, возможно, «нанос» нашего «жалкого центральноевропейского существования в маленьком государстве». Следовательно, он не видит, возможно, и не может оценить непоколебимую и остроумную основу нашей национально-христианской конституции, согласно которой государство и церковь действуют обособленно. Вместо разделения, при сохранении государственной и церковной автономии, конституция стремится интегрировать религию в жизнь общества, поддерживая дух терпимости к различным религиозным взглядам. Более того, христианские демократы также считают, что религия, библейские традиции и наши церкви, возможно,никогда не были столь необходимы на протяжении веков для укрепления справедливости, общественной нравственности и общего блага, как сегодня.

Политическая стратегия либералов основана на разделении мира политики на две части. Либералы, с одной стороны, различаютпорядочных людей, которые согласны с тем, что все порядочные люди должны прийти к одним и тем же политическим убеждениям и выводам в соответствии с правилами здравого смысла. С другой стороны есть такие люди, которые заблудившись ушли с площадки либерализма, потому что они, то ли от невежества, то ли от древней стихийной ненависти, не способны идти в ногу с эпохой, с историей, которая, очевидно, направлена на то, чтобы привести нас к счастью, исходящему от либеральных мировых ценностей, мира во всем мире и мирового управления. Следовательно, с точки зрения либерастов, в одну общуюгруппу входят Трамп, Джонсон, христиане, стоящие на основах НовогоЗавета, евреи, стоящие на основах Ветхого Завета, аятоллы всех мастей, всевозможные диктаторы «всех сословий и рангов», коммунисты и нацисты, и в любом случае и мы, центральноевропейские христианские демократы. Это упрямо повторяет 90 процентов западной прессы.

Однако у нас, христианских демократов, есть своя собственная интеллектуальная система, с помощью которой мы описываем «политическую вселенную», о которой, даже при необходимой скромности, можно утверждать, что она является более интеллектуальной, чем крайне ограниченное либеральное изображение мира, которое сегодня доминирует в международных организациях.

Единственный шанс христианской демократии – это принять бой в открытой интеллектуальной и политической борьбе. Если ониперестанут увертываться и не будут притворяться тупицами, которые не видят и не понимают, что происходит вокруг них. Если они займут твердую позицию и произнесут четыре предложения, которые могут изменить всю европейскую политику: Наши национальные и христианские принципы не либеральны. Они были созданы до либерализма. Они противопоставлены либерализму. Либерализм сегодня их разрушает.

Европа и ее место

В середине первого десятилетия нового тысячелетия 81 процент всех инвестиций в мировую экономику приходил с запада и 18 процентов – с востока. Сегодня, десять с лишним лет спустя, 58 процентов всех инвестиций поступает с востока и 40 процентов – с запада. Трудно уследить за темпами технологического развития. Европа, которая предполагает технологическую конкуренцию на гражданско-экономической основе, уже не видит даже спины США и Китая, которые конкурируют на военно-экономической основе. А поскольку все эпохальные технологии и инновации к гражданским экономическим системам перешли от исследований для армии, Европа не может дажеподать заявку на участие в этом соревновании, пока у нее не будет армии серьезного размера, то есть общих вооруженных сил.

Всего двадцать лет назад Европейский союз объявил, что через десять лет евро будет конкурировать с долларом в мировой экономике, мы создадим единый рынок от Лиссабона до Владивостока, и Европа будетмировым лидером в соревновании по названию «технический прогресс». Таковы были цели. Что случилось, то случилось. Доллар нокаутировалевро, мы отрезаем себя от российского рынка санкциями, а ключевыетехнологии покупаем у наших конкурентов.

Евросоюз почувствовал, что дела идут не так и не в том направлении, в котором он предполагал. В 2012 году Генеральный директорат Европейской комиссии по исследованиям и инновациям указал, что доля ЕС в общемировом производстве в 2010 году составила 29 процентов, а к 2050 году этот показатель снизится до 15-17 процентов. Сейчас 2020 год, и это уже произошло, то есть тридцатью годами ранеепрогнозируемого. Этот славный генеральный директорат также прогнозировал, что из-за демографических проблем Европейский союз будет поддерживать возростающую миграцию, в основном из Северной Африки и Ближнего Востока. Все это было высказано в 2012 году!

Также есть прогнозы, что к 2050 году, не учитывая Россию, 20 процентов населения Европы будут мусульманами. Сегодня кажется вероятным, что к 2050 году нам придется рассчитывать на то, что в крупных городах Запада в основном будет мусульманское большинство.

Неудивительно, что страны Центральной Европы выбрали иное будущее, свободное от иммиграции и миграции. Неудивительно и то, что политика V4 [Вишеградской четверки] сосредоточена на повышении конкурентоспособности, даже если Брюссель хочет двигаться в противоположном направлении. Климатические цели, доведенные до абсурда, социальная Европа, единая налоговая система, мультикультурное общество.

Неудивительно, что произошло то, что подсказывал здравый смысл. Запад потерял свою привлекательность в глазах Центральной Европытак же, как и наш образ жизни не кажется желательным для Запада. В предстоящие годы Европу необходимо удержать вместе при том, что нетшансов повернуть вспять эту историческую тенденцию. Они не могут навязать нам свою волю, но и мы не можем сдвинуть их умственные, интеллектуальные и политические рычаги. Нам также нужно найти способ работать вместе даже в этой патовой ситуации, пока будущее Европы не будет решено в Италии. Направо или налево. С уходомСоединенного королевства были отодвинуты назад позиции тех, кто занациональный суверенитет, против миграциии и законкурентоспособную экономику. В то же время удалось предотвратить, чтобы интервенция Брюсселя помешала польским христианским демократам устоять во власти, правые силы на долгие годы стабилизировали свое положение в Хорватии и Сербии, словенцы такженаходятся на правильном пути, и подвергшиеся «залповому обстрелу» болгарская правящая партия и премьер-министр также имеют неплохиешансы на выживание. Бабиш и Фидес удерживают свои позиции, и новое словацкое правительство не покинуло лагерь V4. Не удалось построить систему, называемую rule of law, верховенство закона, а на самом деле являющуюся rule of blackmail, верховенством шантажа. Хотя Нидерланды вне всякого сомнения отдаляются от Европейского союза, иих ситуация все больше напоминает ситуацию Англии перед выходом,все же пока удается сохранить их в составе ЕС. Нам также удалось сохранить шансы еврозоны на выживание, спасти от краха попавшие в беду южные государства ЕС, сохранить экономический динамизм Центральной Европы; мы также еще не застряли между жерновамимировой борьбы Китая и США.

Мы должны идти по пути договоренностей и компромиссов и реализовать наши грандиозные финансово-бюджетные планы, которые за лето были доведены до конечной стадии, что бы ни говорил Европарламент. Это возможно, если немцам удастся провести вступление в должность преемника канцлера Меркель без потрясений«выше четырех баллов по шкале Рихтера».

Вирус, защита, перспективы

Вторая волна вируса уже здесь. Мы в ней. Она пришла. Как это было ожидаемо, как мы и ожидали ее. Как и первая волна, вторая тожепришла из-за границы. Ее завезли в Венгрию из-за границы. Это пандемия, а мы живем в глобализированном мире, где каждый сталкивается не только с его преимуществами, но и с серьезными вызовами, такими как вирус. Весной Венгрия защищалась эффективно. Мы вошли в число 25 самых успешных стран мира. Другие не смогли с таким успехом отразить вирус, дав шанс новой вспышке эпидемии.

Мы должны снова защищаться. Будут жаркие минуты, но каждый, кому это потребуется, получит надлежащий уход. Мы способны защититьздоровье и жизнь людей, и мы защитим их. Мы вовремя спросили венгерский народ. Каждый имел возможность высказать свое мнение в ходе общенациональной консультации. Это сделали почти два миллиона человек, тем самым решили, как нам защищаться в осенний период. Волеизъявление единодушно: Венгрия должна функционировать! Мы не можем позволить, чтобы вирус снова парализовал нашу страну, экономику, школы, повседневную жизнь. Поэтому мы должны защитить себя от вируса таким образом, чтобыодновременно защищать и жизни уязвимых пожилых людей, и работу наших школ и детских садов и рабочие места.

Это иная тактика, чем та, которую мы использовали во время первой волны. И ситуация отличается от того, что было весной. Тогда было необходимо полностью закрыть всё, потому что мы столкнулись с неизвестным врагом. Нам нужно было выиграть время, чтобы подготовить систему здравоохранения. Это сработало. Первую битву мы выиграли. Весной кривая эпидемии была сглажена, таким образом мы смогли подготовить страну. Сегодня нет необходимости беспокоиться о том, что кто-то останется без надлежащего ухода, поскольку венгерское здравоохранение готово лечить даже массовые заболевания. Теперь все доступно для защиты, мы сами производим необходимые средства, все в таком количестве, сколько потребуется. В больницах объявлен режим эпидемиологической готовности. Мы знаем, когда и какая больница принимает пациентов с коронавирусом, а также можем отправлять врачей и медсестер в места, где они потребуются. Жизньвенгров берегут тысячи специально подготовленных профессионалов. Тот, кто заболеет, в больницах попадет в надежные руки.

Очередная волна эпидемии требует от всех нас большей ответственности. Успех защиты зависит от того, все ли мы будем соблюдать правила. Нам следует позаботиться особенно о наших пожилых родителях, бабушках и дедушках. Семья может быть полноценная только с ними, заменить их невозможно.

А теперь о наших специалистах. Только они могут сказать, как снова правильно и эффективно защищаться. Подготовленное здравоохранение, добросовестные специалисты, широкое сотрудничество. Весной уже получилось, вместе и осенью все получится!

Бородатый анекдот из коммунистических времен: мы знаем, что будет, но что же будет до тех пор? Мы знаем, что весной 2022 года состоятся выборы. А пока будет защита. По оптимистичным прогнозам вирусологов, вакцина против коронавируса может быть разработана к весне 2021 года. Из-за скрытности фармацевтических заводов, имеющей коммерческие причины, из-за соперничества великих держав, море фейковых новостей сбивает с толку имеющих надежду людей и побуждает десятки и сотни тысяч «вирусологов от сохи» строить своидогадки. Наши ученые, связанные с нашим оперативным штабом, такжескорее надеются на хорошие новости начиная со следующего года. И когда уже появится вакцина, нам нужно будет получить несколько миллионов доз, и тогда может начаться планомерная добровольная вакцинация. Тем временем нам необходимо постоянно укреплять эпидемиологически подготовленную систему здравоохранения, на которую приходится львиная доля защиты, укреплять систему управления, ускорять оцифровку, рационализировать административное бремя, урегулировать запутанные правовые отношения и кроменынешнего повышения заработной платы медсестер на 70 процентов,было бы также желательно достичь прорыва в упорядочении заработной платы врачей. Все это в обстоятельствах защиты, продолжая начатые весной реорганизации.

Точно так же мы ожидаем, что оперативный штаб по экономике примет экономические меры, которые смогут защитить рабочие места, уровень жизни семей и надежность пенсий. Более того, мы ожидаем от них ещебольшего. Они должны вывести страну из состояния защиты и бросить в атаку. Мы хотим не только защитить уровень и стандарты, которых Венгрия достигла за десять лет, но и чтобы и впредь каждый мог продолжать двигаться вперед каждый год. В период с 2015 по 2019 год валовой национальный продукт (ВВП) на душу населения вырос на 39,65 процента, в то время как в Германии – на 13,3 процента, а во Франции – на 10,1 процента. Мы и после этого не должныдовольствоваться меньшими результатами, мы доказали, что способны на это, у нас есть талант, сила, знания и воля. Венгрия не может спрятаться в свой домик, как улитка, она должна двигаться, распространяться, расти и подниматься, как рапсодия Листа или жемчужина в вине. Это будет огромная задача, поэтому человеком, которому меньше всего будут завидовать в Венгрии в 2021 году будет Михай Варга, министр финансов.

Будем надеяться, что мы выйдем на выборы 2022 года с успешной эпидемиологической защитой, с мощным здравоохранением, беспрецедентным экономическим ростом, полной занятостью, с бумомжилищного строительства, который превзойдет даже предыдущие, и находящейся в процессе восстановления системы 13-месячной пенсии.

А все это время нам не будут давать покоя и со стороны левых сил, на которые нельзя рассчитывать даже сейчас, во время величайших трудностей, в условиях пандемии. Только подкопы, подрывная деятельность, ослабление национальных сил и всеобщего объединения, «отстреливание» профессионалов и политических руководителей, отвечающих за защиту страны, доносы и предательство в Брюсселе, подножки и козни. Нам достались такие левые. К тому же, теперь они«сгущены» с партией Йоббик. Теперь они вместе выпариваются в закрученной банке. Хоть плачь, хоть смейся.

И хотя зрелище забавное, ставки все же огромны, как и раньше здесь, в Карпатском бассейне. В 2022 году тоже на кону будет стоять наша свобода.

Опять те же самые.

Свободен тот, кто способен принятьрешение. Центральным вопросом более чем 1100-летней истории венгров в Карпатском бассейне всегда было удержание или восстановление свободной и независимой Венгрии. Нам приходилось бороться каждый день, чтобы получить или сохранить право на собственное решение. Эта идея пронизывает венгерскую историю, эта общность чувства свободы объединяет людей, живущих в Карпатском бассейне.

Самая большая угроза национальному самоопределению сегодня – этомировая сеть, продвигающая глобальное открытое общество и стремящееся отменить национальные рамки. Цели сети ДжорджаСороса с неограниченными финансовыми и человеческими ресурсами ясны. Ускоряя миграцию, создать этнически смешанные открытые общества, демонтировать процесс принятия решений на национальном уровне и передать его в руки мировой элиты.

Против этого, чтобы укрепить национальные рамки, в начале 2010-х годов в Европе развернулось национальное сопротивление, в котором Венгрия является с самого начала значительной силой. Смена правительства и конституционная революция в 2010 году предоставили возможность демонтировать рамки и структуры, обслуживавшиеинтересы либеральной и колонизирующей глобальной элиты. С этой целью были приняты новый Основной закон, ряд законодательных актов и неортодоксальных мер. Национальная политика порвала с узко элитарным и идеологически ангажированным управлением и построила новый политический курс в соответствии с волей общества. В его основе лежит свобода, то есть способность к принятию самостоятельныхрешений.

Исход борьбы между глобальной элитой и национальным сопротивлением еще не решен. Понятно, что мировой элите небезразлично, что в Центральной Европе укоренилась политика, противоречащая ее интересам.

Мы видели, что произошло во время президентской кампании в Польше. Весной еще казалось, что польские левые лежат в руинах, и из-за своихвечных разногласий шансы на победу их кандидата будут ничтожными с самого начала. Однако все случилось не так – кандидат левых, при поддержке сети Сороса, брюссельской элиты и международных СМИ, всего лишь в течение нескольких недель принудил национальнуюсторону к серьезной борьбе. Анджей Дуда, в итоге, в ожесточенной борьбе, с минимальным перевесом смог превзойти своего левогооппонента.

Не стоит обманываться: и в предвыборной кампании 2022 года в Венгрии глобальная элита будет применять эту же стратегию.

Их орудием являются уже не раз провалившиеся левые, чьим лидером является Ференц Дюрчань, чьей молодежной организацией является Momentum, чьим спонсором является долларовый миллиардер ДжорджСорос. Это всё силы прошлого, которые когда-то уже развалили страну.

Хотя на оппозиционной стороне все еще есть различные партийные логотипы, иногда в их рядах слышны даже ссоры, но на самом деле партий с самостоятельным желанием больше нет. Работа сделана: все от Йоббик до LMP измельчены и запиханы в кишку, как на колбасу. Сообщества, которые когда-то имели независимую идентичность, заменены левым народным фронтом, обслуживающим сеть Сороса.

В 2022 году они готовятся к решающей битве. За ними будут международные СМИ, брюссельские бюрократы и NGO, неправительственные организации, замаскированные под гражданские. Можно не сомневаться и в том, что ради власти и денег будет сделано все. Пора и нам навести порядок в наших рядах. После трудных лет правления нам нужно вернуться на поле битвы выборов. Пришло время сборов, чтобы в нужный момент мы могли вскочить в седло. В 2022 году нас ждет большая битва. Готовьтесь.